Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Влади Блайберг: мне не стыдно заплакать на сцене

Влади Блайберг родился в Запорожье, в 14 лет уехал в Израиль, где началась его профессиональная карьера. Именно там он впервые узнал, что такое слава и успех. Сейчас он решил завоевать новую аудиторию, и поэтому приехал в Россию. Благодаря проекту «Голос» у Влади появились поклонники по всей стране, а еще он нашел отца. И это снова изменило его жизнь. О творческом пути, планах на будущее, мечтах и учителях – обо всем этом в интервью Влади Блайберга.
Collapse )

Испанское

Я хочу в Андалусию,
Где духи витают,
Где гитары напевы,
Кастаньеты танцовщиц...

Где пылали костры
И сплетали легенды,
Где любили, страдали
В переулках Кордовы.

Тайны древней Альгамбры,
Визири и раввины,
Полумесяц с звездою сходились с крестами,
Где не знали границы
И границы лежали,
Там где судьбы сплетались
И рушились судьбы.

Я хочу в Андалусию...
В апельсиновой роще
Мне бы ветер напел
Все легенды и были.

Я хочу в Андалусию –
Там где, любили...


Collapse )

Хасидский вальс

" Жертвою стать или стать палачом - каждый решает,
Тут Б-г не причем".


Чудесный подарок мне прислали, наслаждайтесь и вы - маленькая история под до боли, с детства знакомую мелодию.

В какой-то степени перекликается со словами, исполняемые Берковским -
"Каждый вибирает для себя, женщину, религию, дорогу,
Ангелу служить или пророку -
Каждый выбирает по себе".


Тут проще, но в то же время очень трогательно и проникновенно.  
Здесь и хасидские притчи и местечко, и "крутится вертится шар голубой".


Даниэль КЛУГЕР исполняет балладу "Хасидский вальс"

Даниэль КлугерДаниэль КЛУГЕР исполняет балладу "Хасидский вальс" 


 

Хочу песню на иврите

Уж не знаю по какому разу, по тысячи какому-то слушаю бардовские песни на иврите, подаренные волшебной

dinkali и ею же среди других замечательных людей спетые.

И понимаю, что здесь мне не хватает одной песни. А она точно есть в переводе на иврит. Сама собственными руками постила год назад здесь перевод Гейзеля.

Умираю - хочу услышать "До свидания, мальчики" на иврите. Не знаю, что отдать готова. Сейчас. Настроение у меня такое. Найдите мне, пожалуйста - пожалуйста - пожалуйста - чтоб скачать можно было.

Динка, только не говори - что мне надо в Израиль ехать, чтоб услышать. Я приеду, ты же знаешь, только сейчас умираю-хочу!!!!!!!!!! 

 

Начинается плач гитары.

Начинается плач гитары, разбивается чаша утра...

Только это был вечер, весенний вечер в Москве. Я все-таки сходила на фламенко, на которое из вас никто со мной не пошел. Первое действие я сидела и страдала - мне не нравилось.  Настроение испортилось сразу по приходу в театр, мое место, забронированное на основании схемы на контромарка.ру оказалось расположено не там, где я предполагала, а с моим зрением - это было существенно. И фламенко было не фламенко, совсем не то, что хотелось.

Да - очень красиво, да - потрясающие костюмы и сценография, прекрасная игра света, залюбуешься. Ну и техника - конечно - класс. Но это было - НЕ ФЛАМЕНКО. А стилизация под него. Впрочем, в программке было написано - смешение стилей и структур, заимствование с Бродвея и Лас-Вегаса некоторых приемов. А мне хотелось силы и страсти. Как в фильме "Кармен"  Карлоса Сауры.
 
Но мне это не грело душу, не захватывало, головой отмечала, что красиво, даже потрясающе красиво, но....разве, что последняя сцена....

Но зато второе действие искупило все сполна. Это было фламенко, под живое пение, страстное и глубокое. Это была жизнь, а не техника. Началось действие с картинки из жизни испанского городка или деревни, центральная площадь, может быть ярмарка. И танцевальные дуэли. Цыганская, испанская страсть.

И дальше соло девушки в красном - настолько лирично и прекрасно, что на глаза выступают слезы. И это не единственная сцена, когда хочется плакать от красоты танца, его созвучности музыки. 

Во втором действии не раздражает, как в первом - некая неслаженность - вернее  не неслаженность - а разный характер танцующих, там душа требовала синхронности в жестах, здесь - это разнообразие - украшение, потому, что каждый танцор, это отдельный образ.

Зал рукоплескал номеру мужчин с тростью, особенно одному из танцоров. Он был зажигателен, виртуозен, просто великолепен, но...мне понравились два других, постарше. Или мне казалось, что они старше. В них была внутренняя сила, внутренняя страсть. Может они были не столь виртуозны, как первый, но мне хотелось смотреть на них. Потому что в них было именно то, что я искала, то, что я ждала от фламенко.

И самым потрясающим был финал, когда, уже выходя на бис под овации зала, раз на третий или четвертый, танцоры пригласили станцевать певицу. Низкорослая женщина в теле, уже не молодая, она танцевала так, что молодые танцовщицы перед ней меркли. Это была настоящая женщина, с животной силой, страстью и энергией. Она была самой - самой настоящей из них. Она была сутью фламенко.

И добавить тут уже нечего. Разве что напомнить слова Фредерико Гарсии Лорки о фламенко:

«Цыганская сигирийя рисовала моему воображению (ведь я неисправимый лирик) дорогу без конца и начала, дорогу без перекрестков, ведущую к трепетному роднику «детской» поэзии, дорогу, на которой умерла первая птица и заржавела первая стрела. Цыганская сигирийя начинается жутким криком, который делит мир на два идеальных полушария, это крик ушедших поколений, острая тоска по исчезнувшим эпохам, страстное воспоминание о любви под другой луной и другим ветром». 


Да, еще совет на будущее - смотреть фламенко нужно так, чтобы видеть выражение лиц танцоров, каждую мелкую деталь танца, иначе останется только техника, а не страсть.

А на обратном пути я купила букет нарциссов, потому что он показался мне похож на танцовщиц фламенко, чашечка цветка - как испанская юбка, а стук колес вагона метро, отстукивал ритм танца - там, тататам, тататам, там, там.  И хотелось танцевать. Людей на остановке спас от моей попытки станцевать фламенко только сразу подошедший автобус. Но в душе я все равно танцевала.

 

Граф Резанов

200 лет назад умер Николай Петрович Резанов, знаменитый государственный деятель, почетный член Петербургской Академии Наук, один из учредителей Российско-американской компании и инициатор первой русской кругосветной экспедиции. В свое время этот человек был известен и популярен, но спустя некоторое время после смерти о нем забыли. Интерес к его личности возродился лишь в конце ХХ века, и обязан он этим появлению одной из любимых российских рок-опер "Юнона и Авось".

Стоит, однако, учитывать, что граф Резанов в спектакле и Николай Петрович Резанов - все-таки не идентичны. 

http://www.rian.ru/review/20070313/61945231.html


Ну и пусть не идентичны, но "Юнона и Авось" потрясающие и любовь была и все было. 
И слова гениальные и музыка.

А у вас было, чтоб так: 

Я тебя никогда не забуду,
Я тебя никогда не увижу

Collapse )

"Свадьба лучшего друга" или "Юнона и Авось"

Странный сегодня день. Странный. Сегодня почти, как в кино "Свадьба лучшего друга". 
Хотя, конечно, не лучшего. Если б лучшего - я б пошла и повесилась, или удушила его сразу же, 
как только он сообщил бы мне о свадьбе. 
Так что это просто свадьба одного в общем небезразличного мне человека, не более,  и не менее. 
Просто как толчок для размышлений о жизни, о любви. 

В этом размышлении две части - первая – вопрос: что чувствуете вы - когда вы узнаете о свадьбе человека, 
который вам был когда-то дорог. Неважно, что все уже сто лет как прошло. 
Или вы узнаете просто о свадьбе своего приятеля, с которым никогда и ничего, просто замечательный друг 
(ну если речь о мужчинах - то о свадьбе подруги). Есть ли у вас ощущение потери или сожаления, вообще какие-то чувства?


Collapse )

Про чудеса

Чудеса происходят тогда, когда их не ждешь. Когда ждешь - ничего не получается. Кажется вчера произошло чудо - просто внезапно свалилось на голову, я уже даже и не надеялась.
Но какое чудо - расскажу потом - когда окончательно поверю, что оно произошло.
Скажу только одно - это не любовь.

Если про любовь. Она тоже внезапно вдруг сваливается на голову. Вот еще вчера человек был тебе совсем чужим, а сегодня вдруг начинаешь испытывать к нему необъяснимую нежность. И вокруг тебя образуется вдруг какое-то свечение. Ты ходишь и улыбаешься, и всех любишь и прощаешь. Всех понимаешь. Кажешься себе такой мудрой. И пусть это всего лишь, как поется в песне "Самый,самый, самый безупречный роман,ты его когда-то придумал сам". Но зато летаешь - пусть недолго. Можно я полетаю?