blankmar (blankmar) wrote,
blankmar
blankmar

Categories:

Ливан. Юг.

Давно хотела написать, даже придумала фразу, с которой начну этот пост.
"Сегодня я видела Израиль". Но не вышло, захлестнула предотъездная суета (дело было почти перед возвращением в Москву). 

Тогда я успела написать только текст для работы - публикации на русском я его так и не нашла, поэтому публикую полностью здесь и сейчас. Он более полон впечатлений, чем мои воспоминания теперь два месяца спустя. И по сути является моим итогом политико-человеческих впечатлений от 3 месяцев в Ливане. 

Все фразы и впечатления людей реальны - а как иначе. И если у вас (в основном у израильтян) возникнут возражение и ремарки - я просто заранее уточню - так чувствуют и думают эти люди. Я никого специально не выбирала - просто именно эти люди встретились мне на пути. Я знаю, есть и другие - у которых свое видение и свое впечатление. Но они мне не встретились - поэтому то, что есть. Как мы уже как-то говорили с вами - как не претендуй на объективность - наш журналистский взгляд все равно субъективен.
Прежде чем Вы прочтете, если прочтете текст, несколько впечатлений и фото, не вошедших в статью.

Воспоминания 2 месяца спустя:
Да, я видела Израиль. Почти перед самым отъездом из Ливана сбылась моя мечта - мы посетили ливано-израильскую границу. Сбылась в общем-то частично - так хотелась много большего, но как уж вышло.

Получив в Сайде разрешение на поездку на освобожденные в 2000 году Израилем ливанские территории мы отправились дальше на юг, к границе. Разрешение требуется для всех не ливанских граждан и выдается соответствующими органами при подаче письма, разъяснения цели поездки и т.п.

Правда разрешение у нас ни разу не спросили так как въезжали мы на эти территории не обычным коротким маршрутом через Тир, а объездом. Не специально. Просто уж очень хотелось посетить одну старую крепость (Бофор). Крепость кажется времен крестоносцев. Во время войны здесь шли бои между израильтянами и коммунистами - место стратегическое - с него открывается вид на все дороги с юга на север страны- видно все как на ладони. Подступиться к крепости не просто, да и ходов там видимо невидимо. Сейчас крепость практически заброшена - на ней развиваются флаги "Хизбаллы" и еще одного шиитского движения "Амаль", впрочем, как и везде на юге.



А красота какая вокруг. Холмы, зелень и аисты. Никогда в жизни не видела столько аистов, и уж тем более никогда не видила, как они заходят на посадку. выпускают лапки как шасси и такой буквой "г" садятся. Говорят аист птица мира. И даже не представить, что вот в такой благодати, среди такой красоты шли бои.







Следующий пункт нашей остановки бывшая тюрьма Хиям. О ней в тексте. Скажу только, что до поезки я часто слышала от собеседников - израильская тюрьма Хиям. Честно говоря от этой мысли и от рассказов о пытках мне становилось плохо. Морально. В тюрьме уже уточнили - пытки и охрану тюрьмы осуществляли не израильтяне, а представители Армии южного Ливана, я чуть облегченно вздохнула. Не все-таки несмотря на многое - до конца в израильской армии я разочаровываться не хотела - все-таки должны оставаться какие то святые вещи из детства. Но мой вздох не остался не замеченным. "А какая разница", - сказал мне собеседник, -" А кто их учил этим пыткам, кто позволял их им осуществлять?". В общем мне стало не по себе снова.




Из тюрьмы в Хияме хорошо видны знаменитые Мазариа Шебаа, фермы Шебаа, которые служат предметом конфликта между Израилем, Ливаном и Сирией. Пишу упрощенно. Территория ливанских деревень, которая остается под израильской оккупацией, отнесенная формально ООН к Сирии. Грубо говоря так. Просто земля без построек. Но для кого-то это не просто земля - это их земля. Еще одние стратегические высоты.
 


Еще одна моя мечта не сбылась. Хотела я посетить Гаджару - разделенную между тремя странами - Сирией- Ливаном-Израилем деревню. Но туда нас не пустили, для этого нужно было специальное разрешение "Хизбаллы". Об этом я не подумала. На ливанскую часть посмотрели снизу, на все мои порывы туда поехать мои спутники ответили категорическим отказом, а встреченный нами местный житель - по виду то не просто житель - на мои вопросы почему туда нельзя - сказал - там опасно, там рейды всякие могут быть. Об израильских рейдах - честное слово ничего официально не знала. "Да там просто силы сопротивления, ты что не понимаешь", - сказал наш водитель. В общем осталась я без Гаджары - в следующий раз буду умнее с людьми договариваться. Если он будет следующий раз. 




Но границу я все-таки видела, и белые домики с красными крышами израильских поселений - жаль не знаю каких, и израильский танк, ползующий по дороге. Я всегда понимала, что это близко. Но что ТАК близко!!!




  - танк плохо видно - сливается с зеленью


Это край потрясающий красоты - он так един с севером Израиля, и жители деревень могли бы общаться, но....
А когда стемнело, с крыши одного дома в горах я видела огни Акко. Вот так. Близко, но рукой не дотянуться. ....


А теперь текст: 


ЛИВАН: ЖИЗНЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

НА ОККУПИРОВАННЫЕ ТЕРРИТОРИИ

ТИР (Южный Ливан).

(Политический обозреватель "РИА Новости" Марианна Беленькая).

В Ливане возобновляет работу конференция национального диалога. Одна из самых острых проблем, которую предстоит решить в ее рамках ведущим ливанским политикам – это вопрос сопротивления. Легкой дискуссии на эту тему не предвидится.

Под термином «сопротивление» в Ливане сегодня подразумевают шиитское движение «Хезболлах». Его разоружения, также как разоружения всех военизированных формирований ("милиций") на ливанской территории требует резолюция СБ ООН 1559. Однако члены движения подчеркивают, что они – не милиция, а силы сопротивления. Для арабского мира в целом и Ливана в частности эти понятия принципиально разнятся.

Позицию «Хезболлах» поддерживают многие ливанцы, и она признана на официальном уровне. Тем не менее, вопрос разоружения этого движения остается на повестке дня – во-первых, из-за давления на Ливан международного сообщества, в первую очередь США и Франции. А во-вторых, ряд ливанских политических сил, особенно те, кто входит в правительственную коалицию «14 марта», заинтересованы в разоружении «Хезболлах», которое представляет весьма влиятельную и организованную силу. Иметь под боком такого оппонента весьма неудобно. Однако что делать властям, неясно. Выступить против сопротивления практически невозможно. Ведь это означает предать интересы значительной части населения страны. Сопротивление оккупации – это святое дело для ливанцев. Особенно ярко это чувствуется на юге Ливана. Само слово «сопротивление» произносится там с трепетом.

…По дороге, тянущейся вдоль почти незаметной колючей проволки, ползет израильский танк. Он замирает, лишь стоит машине, едущей с другой стороны ливано-израильской границы, притормозить. Ливанский водитель, увидев это, моментально трогается в путь. Каждая сторона в любой момент ожидает от другой неприятностей.

Израильские поселения и ливанские деревни находятся настолько близко друг от друга, что без специальной техники можно увидеть, что делают люди по обе стороны границы - границы ненависти.

«Чувствуйте себя комфортно и в безопасности на освобожденной территории юга!», «Юг возрождается!»- гласят плакаты, расставленные на дорогах южной части Ливана. Повсюду флаги «Хезболлах» и другого шиитского движения - «Амаль», плакаты с портретами погибших бойцов сопротивления и гражданских жертв ливано-израильского конфликта.

Юг действительно возрождается – прокладываются новые дороги, идет бурное строительство в деревнях. Роскошные виллы стоят на месте еще недавно заброшенных домов. Но из человеческой памяти не уходят воспоминания о годах, проведенных в оккупации и до нее – под постоянными обстрелами с израильской стороны. И не стоит объяснять, что под такими же обстрелами каждодневно жили израильтяне по другую сторону границы. Кто первый начал и кто виноват – вопросов таких здесь не ставят. В любом случае Израиль для многих ливанцев был и остается страной - оккупантом. О прошлом напоминает и пыточная тюрьма Хиям, содержавшаяся Армией Южного Ливана при поддержке израильтян. Теперь там музей, и бывшие узники рассказывают о страшном времени, проведенном в заключении. На стене поименный список палачей. Никто и ничто не забыто.

В 2000 году израильская армия покинула практически всю ливанскую территорию, оккупированную после 1967 года. Однако местное население не считает конфликт между двумя странами исчерпанным. Под оккупацией все-таки остается часть ливанской земли – что-то возможно вернуть согласно резолюциям СБ ООН, о чем-то остается только горько вздыхать.

«Около 20 ливанских деревень остаются оккупированными с 1948 года, и какая мне разница, что в резолюциях СБ ООН о них не говорится, что вообще значат эти резолюции? Все равно это ливанские деревни»,- говорит один из жителей приграничной полосы. «Вот на этих холмах стояли израильтяне до 2000 года – здесь, здесь и здесь. Я покинул этот район в 1984 году, после того как меня попросили уйти с работы из-за того, что мои убеждения не понравились израильтянам, и я не приезжал в родной дом до самого освобождения. Просить каждый раз разрешение у оккупантов, чтобы посетить родителей – это унизительно», - сказал он.

Собеседник «РИА Новости», так же как и большинство его соседей, уверен, что основная заслуга в освобождении ливанского юга принадлежит сопротивлению. «Посмотрите, сирийские Голанские высоты до сих пор оккупированы, а наша земля свободна», - говорит он.

Сегодня ливанское сопротивление прочно ассоциируется с шиитским движением «Хезболлах», хотя раньше в сопротивлении израильской оккупации принимали участие и другие патриотические силы. Но последний аккорд внесли все-таки исламисты, которые до сих пор не собираются складывать оружие. И дело не только в том, что часть ливанской территории остается оккупированной. Речь идет в целом о недопущении израильского и по мере сил американского влияния на Ливан. «Хезболлах» - единственная сила, кто может этому противостоять», - говорят жители юга.

Другая сторона ливанского политического спектра, представленная правительственной коалицией «14 марта», наоборот, ставит перед собой цель ограничить влияние на политику страны Сирии и Ирана.

Интересно, что ситуация на юге напоминает происходящее в другой части Ливана, где еще год назад находились сирийские военные. Там также возводятся красивейшие особняки на месте сирийских казарм, в ранее вымерших деревнях кипит жизнь. В конце апреля как раз отмечалась первая годовщина вывода Сирией своих войск из Ливана. К памятной дате ливанская газета «Ан-Нахар» приурочила воспоминания узницы уже сирийских застенков. Описание пыток практически дословно совпадает с рассказом прошедших через тюрьму в Хияме.

«Вы не поверите, какое это облегчение, что сирийские военные, наконец, ушли. Их присутствие держало нас в постоянном напряжении, теперь мы вздохнули свободно, - делится своей радостью ливанская журналистка Мона. - Я ни разу не была в Сирии (от Дамаска до Бейрута всего два часа езды на машине), пока была оккупация. Для меня это был психологический барьер - посетить страну, которая оккупировала Ливан, которая не считается с нашим суверенитетом, хотя мне бы очень хотелось увидеть Сирию, и я не испытываю негативных чувств к сирийцам, а только к сирийскому режиму», - продолжила она.

Ливанская история запутана, как никакая другая – гражданская война перемешивается с одновременной оккупацией со стороны Израиля и Сирии, а также с пребыванием на территории страны палестинских вооруженных формирований. Для кого-то в Ливане спасением был приход сирийцев, для кого-то приход израильтян, кто-то ненавидит и тех и других, кто-то поддерживал палестинцев, кто-то обвинял их во всех грехах. Коалиции формировались и распадались с невероятной скоростью, и вчерашние враги становились союзниками.

Спустя более чем четверть века с начала активных боевых действий на ливанской территории политический коктейль состоит из тех же составляющих, что и раньше – Сирия, Израиль, палестинцы. К нему прибавились Иран и США. Такова реальность. Поэтому весьма сомнительно, что ливанским политикам удастся добиться прогресса на пути к диалогу. Ведь им необходимо выработать единую стратегию развития страны, а ее нет – каждый смотрит в свою сторону.

Пока политики дискутируют, простые ливанцы строят новые дома и возвращаются на родную землю. Повторения прошлого никто не хочет.-0-

Еще остались кое-какие фото, будут в отдельных постах. Сори за длинный пост





Tags: Ливан, работа, юг
Subscribe

  • Хайдеребад

    Хайдерабад – НЕ типичная Индия. Впрочем, какая типичная я не знаю – ни разу здесь не была – есть только набор стереотипов. Так…

  • Азиатские заметки Алисы в стране Зазеркалья

    Стоя перед дилеммой о чем писать – о Ближнем Востоке или о своем азиатском путешествии – выбираю второе. На Ближний Восток рука не…

  • (no subject)

    Стоя перед дилеммой о чем писать – о Ближнем Востоке или о своем азиатском путешествии – выбираю второе. На Ближний Восток рука не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments

  • Хайдеребад

    Хайдерабад – НЕ типичная Индия. Впрочем, какая типичная я не знаю – ни разу здесь не была – есть только набор стереотипов. Так…

  • Азиатские заметки Алисы в стране Зазеркалья

    Стоя перед дилеммой о чем писать – о Ближнем Востоке или о своем азиатском путешествии – выбираю второе. На Ближний Восток рука не…

  • (no subject)

    Стоя перед дилеммой о чем писать – о Ближнем Востоке или о своем азиатском путешествии – выбираю второе. На Ближний Восток рука не…