?

Log in

No account? Create an account
blankmar
Влади Блайберг: мне не стыдно заплакать на сцене 
21-фев-2017 02:48 am
Влади Блайберг родился в Запорожье, в 14 лет уехал в Израиль, где началась его профессиональная карьера. Именно там он впервые узнал, что такое слава и успех. Сейчас он решил завоевать новую аудиторию, и поэтому приехал в Россию. Благодаря проекту «Голос» у Влади появились поклонники по всей стране, а еще он нашел отца. И это снова изменило его жизнь. О творческом пути, планах на будущее, мечтах и учителях – обо всем этом в интервью Влади Блайберга.
—   Когда вы поняли, что петь - это ваше призвание?
—    В пять лет… Но началось еще года в три с половиной, когда я подходил к пианино и, перебирая клавиши, мог подобрать мелодию. Родные заметили, что у меня есть уже слух. Мама и тетя часто пели, я знал на слух их репертуар. Потом за меня взялась бабушка.  Лет в пять она отвела меня в детскую студию в Доме пионеров, где я  сначала рисовал. Но когда я слышал, как поют в других классах, всегда останавливался и пел. Бабушка посмотрела на это и отвела меня уже в музыкальную студию. Там я и познакомился с замечательным преподавателем Ларисой Валерьевной Падалко, за которой некоторое время спустя последовал в другой Дом пионеров, несмотря на то, что он находился далеко от моего дома. И так за ней потом всюду и переходили – из студию в студию. В 5 лет состоялось мое первое выступление. Потом были гастроли по всему Советскому Союзу.
—    Как изменил вашу жизнь отъезд в Израиль?
—    Я приехал из Советского Союза в Израиль в 14 лет. Я уже не был ребенком и понимал сложность ситуации. Хоть в Запорожье я учился в еврейской гимназии и изучал иврит, в Израиле я не мог на нем свободно общаться даже в супермаркете. В моей жизни все изменилось. Совсем другой менталитет. Я ко всему привыкал: к новой еде, юмору, родственникам, которые жили в Израиле уже несколько лет. Было много необычного. И я менялся, менялся даже физически. Когда я приехал в Израиль, то был достаточно полным молодым человеком. Потом резко стал расти, и вся полнота ушла.
В 16 лет я стал членом группы «Молодежь Тель-Авива». Это  аналог российских «Непосед», наверное. Очень популярная детская группа в Израиле. К тому времени я уже без акцента говорил на иврите и стал солистом этой группы. Мы выступали на многих известных концертных площадках, на крупных мероприятиях, не только в Израиле, но и за его пределами. Так, в 2001 году, я впервые побывал с группой в Америке.
—    Служба в израильской армии стала новой вехой?
—    Я служил в ансамбле ВВС Израиля. И выступаю с ним до сих пор, например, в День памяти погибших в войнах Израиля. И я каждый год прохожу службу в израильской армии как резервист. Это моя благодарность Израилю и израильской армии за все, что они мне дали. И я очень горжусь, что гимн ВВС Израиля теперь звучит в моем исполнении. Служить в Армии обороны Израиля – престижно. Те, кто не служат, не пользуются уважением, и у них возникают проблемы в будущем. Даже на отборочном конкурсе для «Евровидения» в Израиле в первую очередь отсеивали тех певцов, кто не служил в армии.
—    А вы пытались пройти на «Евровидение»?
—    Да, аж 4 раза. Один раз был вторым. Я считаю, что сделал достаточно попыток, и если не достиг успеха, то значит это не мой путь.
—    Что  заставило вас вернуться в Россию?
—    Я не назвал бы это словом «вернуться», потому что Израиль остается моим домом, в Израиле моя бабушка, мама, сестра, дедушка, друзья… В России я вернулся к своим истокам. Русский язык – мой родной язык. Мне нравится, как звучат песни на нем. Мне нравится музыкальный стиль в России. В Израиле больше популярна сейчас восточная музыка, это не мое. И есть еще один момент – мне захотелось нового. В Израиле я достиг многого, я был в финале шоу «Рождение Звезды» аналог «Фабрики звезд». Мне не давали проходу на улице, узнавали меня, куда я бы не приходил. Именно тогда я понял, что такое слава. Но мне захотелось получить новый опыт.
У меня не было четкого плана возвращения в Россию. Но тут  в моей жизни появился «Голос», заявку на участие в котором я подал буквально в последний момент.
—    Что же вам дал «Голос»?
—    Другую аудиторию неравнодушную и мощную, уверенность. Это такой масштаб от Сахалина до Калининграда! Стоит поместить фотографию в  Instagram, как поклонники сразу начинают писать из самых разных мест, буквально отовсюду. Ощущение, что «Голос» смотрит вся страна, необычайно поддерживает.
И у нас был рекорд – миллион просмотров ролика на YouTube за три дня. Это была песня «Помолимся за родителей», которую мы исполняли вместе с Торнике Квитатиани.
Благодаря «Голосу» я получил в России новую аудиторию, осознал, что эта аудитория меня любит и ждет моих новых песен. Люди постоянно пишут мне, следят за моим творчеством.
—    С кем вы работаете над новой песней?
—    Это моя команда, люди, с которыми я заключил настоящую дружбу. Именно дружбу, а не контракт. С каждым, кто находится в нашей команде, я знаком очень давно. Мы просто шли к тому, чтобы все сошлось. Это и композитор, и автор слов, и продюсеры, и пиарщики. Со всеми я дружил много лет, и мне кажется, это формула успеха, когда дружба перерастает в проект, который всем интересен.
—    Это какие-то известные имена в шоу-бизнесе? Назвать их можно?
—    Давайте дождемся выхода песни, и вы увидите все имена.
—    А как песня называется тоже секрет?
—    Нет, здесь нет секрета. Ее название «Возвращаюсь домой». Песня была написана, как говорят артисты, под меня. Это о том, что происходит в моей жизни сейчас. В какой-то степени песня продолжает тему родителей. Ведь благодаря проекту «Голос» я нашел своего биологического отца. Он живет в Запорожье, я живу в Москве, а дом и мама в Израиле. Может быть кто-то не поймет то, о чем говорится в песне, но это моя жизнь.
—    С кем-то из ребят с «Голоса» вы поддерживаете отношения или планируете какие-то совместные проекты?
—    В ближайшее время планируется совместный концерт участников «Голоса» в  Санкт-Петербурге,  а также несколько концертов в рамках тура. Еще пока не решено, в каких городах я буду выступать, так как график очень плотный. Сказать честно, отдыхать не приходится.
—    Т.е. у вас в планах сейчас много концертов?
—    Да. Как только выйдет новая песня, это будет еще один толчок – ведь люди захотят услышать ее вживую. Значит, ее нужно будет всем показать.
—    А новый альбом пока не планируете?
—    Планирую, всё идет к тому, чтобы его сделать. Пока начинаю с первой песни. Очень надеюсь, что она, как минимум, не разочарует тех, кому я нравлюсь, а также соберет новую аудиторию для меня. Уже не благодаря проекту «Голос», а благодаря моему репертуару. Для меня это очень важно.
—    Что для вас успех?
—    Я, наверное, никогда сам себе не скажу, что я достиг успеха. У меня, как у многих козерогов по гороскопу, есть проблема мы очень целеустремленные, но не всегда получаем удовольствие от той дороги, по которой мы идем. Для нас важна цель, а когда ее достигаем, уже неинтересно. И ищем новую цель и все сначала.
—    Звездой себя считаете?
—    Что вы имеете ввиду под словом звезда? Гламур? Популярность? Я не понимаю, почему артистов называют звездами. Потому что они сверкают?  Для меня звезды - на небе.
—    Есть ли для вас пример среди музыкантов, идол в хорошем смысле слова?
—    Конечно, есть. Для того чтобы сказать, я артист, я – певец, нужно было очень много посмотреть и услышать.
—    Так кто для вас пример?
—    Имен очень много. Есть Бритни Спирс, например. Возможно,  она не такая большая певица с точки зрения техники, но, например, обработка ее песни Toxic – шедевральна. И там играют очень крутые музыканты. Я вообще раскладываю часто одно произведение по разным полочкам – вот тут прекрасная скрипка, здесь необычный вокал, тут прекрасная обработка и т.д. Везде и у всех – свое. Но, возвращаясь к любимым артистам, то это – Уитни Хьюстон, Мэрайя Кэри в начале карьеры, Селин Дион, Адель, Бейонсе – они все очень крутые вокалистки. Если говорить про мужчин, то они из детства. С одной стороны, моя мама любила Аллу Борисовну, с другой, все время слушала Led Zeppelin, Rolling Stones, Deep Purple. И, конечно, Queen. Фредди Меркьюри просто недосягаем, Майкл Джэксон. Еще я очень люблю Стинга, Джорджа Майкла, Принса могу перечислять еще долго. У каждого из них есть какое-то волшебство для меня.
—    У вас есть мечта, то, ради чего вы живете, каждый день встаете и идете дальше?
—    У меня есть две мечты. Первая – прожить жизнь так, чтобы быть довольным ею. Чтобы обернувшись назад, не говорить: «этого я не сделал, а тут у меня не получилось, из-за этого у меня все пошло не так». Я очень этого боюсь, и хочу прожить жизнь так, чтобы не жалеть о потерянном времени и возможностях. А вторая мечта – мечта артиста. Мне бы очень хотелось оставить свой след в искусстве, в истории музыки.  Я надеюсь, что это звучит не очень пафосно.
—    Прекрасная мечта для любого музыканта, в этом ничего нет пафосного. Давайте еще поговорим про ваше второе увлечение – дизайн одежды, вы что-то делаете в этом направлении?
—    Сейчас в основном оно выражается в моей подготовке к концертам. Я всегда создавал свой образ сам, но мне был всегда важен совет со стороны. Даже просто выходя из дому, я всегда спрашиваю: «Мам, как?». Мне всегда страшно переборщить. Так как мама сейчас в Израиле, то я советуюсь с друзьями. Приходится приспосабливаться к тому, что происходит в России и в плане моды – и для выступлений и для повседневной жизни. И еще у меня такой возраст – 33 года, когда все меняется. Я очень изменился, и визуально, и морально. Стал спокойнее, но мне не стыдно показывать свои эмоции. Мне не стыдно заплакать на сцене, если песня вызывает такие эмоции. Хотя обычно я владею собой. Первому, чему меня учили как артиста, если ты стоишь на сцене, нельзя останавливаться, нужно продолжать петь, нужно продолжать выступать, что бы не происходило около тебя.
—    Спасибо большое за интервью.
Беседовала Марианна Беленькая
This page was loaded фев 17 2019, 8:28 am GMT.