blankmar (blankmar) wrote,
blankmar
blankmar

Моя Дубровка

Иногда кажется, что все прошло и в памяти ничего не осталось, потому что заставляешь в какой-то момент - не думать и не вспоминать.  Но кажется могу сказать по минутам и часам, что я делала в те дни - начиная с
 23 и заканчивая 26.

Трагедия страны и личная история - все перемешалось. 

Мой личный Норд-Ост начался не 23 октября, а 26.  Это было серое,  как сегодня утро. Тогда это была суббота. И мне сказали, что среди заложников был...

В общем был один человек.   Дубровка стала болью и шоком для всей страны, вне зависимости от того были ли там у кого-то знакомые или нет. Но когда понимаешь, что там был кто-то тебе близкий и ты мог его уже никогда-никогда не увидеть - мир переворачивается.

Для меня все началось 26 октября - и ожидание - жив - не жив, и больница - одна - вторая - третья - весь год. И боязнь отпустить хоть на секунду. И каждая не отвеченная смска становилась кошмаром - что опять случилось?

13 больница, Волгоградский  проспект, Дубровка - этот географический район до сих пор отзывается болью - вернее теперь так - в мозг уходит сигнал - не думать, забыть, этого не было. И я не думаю.

Именно тогда появилась мысль, что психологическую помощь оказывать надо не только жертвам теракта. Введь помощь нужна часто близким людям, а мучались неизвестностью. Впрочем после Дубровки психологическая помощь нужна была всей стране, по крайней мере всем москвичам.  Так мне кажется.. Ведь это не было моим личным сумасшествием? А мне именно казалось, что я схожу с ума.
Бесконечные кадры зала на Дубровке после штурма, первые кадры захвата, первые страницы газет, мне хотелось не жить в этом городе, больше не видеть, не слышать - убежать.  Когда хочется забыть и не можешь, на тебе из-за каждого угла наползают воспоминания и укоры.

В моей жизни было два таких кошмара - Дубровка и ливано-израильская война. 
Все, что я не смогла сделать тогда как человек и как журналист - т.е. быть там где беда в момент беды - я попыталась сделать потом. Наверное потому, что помимо боли, помимо ужаса от возможности потери и всего прочего для меня оказалось невыносимым грузом - чувство вины от того, что я не была там и от того,
что все три дня не знала, что близкий человек оказался там.  Хотя и с войной - мне кажется я сделала недостаточно. 

Это счастье - когда ты можешь забрать чужую боль на себя.  И это трагедия - когда не знаешь как подступиться к человеку, пережившему кошмар. Наверное все, что потом происходило в моей личной жизни целых два года, если не больше и было вот таким своеобразным искуплением вины. Самой на себя повешанной.

Как бы то ни было. Вне зависимости от всей моей той истории и чем она кончилась - Дубровка стала  для меня уроком того, что можно потерять в одночасье. Человек ушел и не вернулся. И не стоит тратить эту жизнь на выяснение отношений, а просто любить каждую секунду. Чтобы потом не мучиться от того, что ты не сказал и не сделал.

В общем вот такое мое 26 октября. Перепутанное, перемешанное. Состоящее из трех слов: Дубровка, Норд-Ост.

Вечная память всем погибшим тогда, и сил тем, кто выжил - со вторым вас днем рождения.
И тебя, В., с днем рождения.
Tags: личное
Subscribe

  • Что ждет Россию на Ближнем Востоке после пандемии

    Сейчас более чем когда-либо за последние пять лет видно, что ближневосточное направление для Москвы интересно в первую очередь не само по себе, а в…

  • (no subject)

    Марианна Беленькая сейчас здесь: ТАСС. 22 апреля 2016 г. в 01:05 · Москва · Кажется наступило 22 апреля. Теперь для меня этот день будет навечно…

  • Рабочие заметки

    Перечитываю в какой раз итоговую ПКФ президентов Астанинской тройки. Сделаю это видимо ещё не раз. Вывод пока такой: Турция может согласиться на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments